Великая Отечественная война прервала мирное развитие советской медицины. С первых дней войны стоматологи активно участвовали в оказании стоматологической помощи. Наибольшее внимание и усилия они

направили на челюстно-лицевую травматологию, восстановительную хирургию, челюстно-лицевую ортопедию.

Службу стоматологической помощи в Красной Армии возглавил генерал-майор медицинской службы, профессор Д. А. Энтин, являвшийся основоположником военной стоматологии в СССР. Организаторами и руководителями стоматологической помощи в системе эвакогоспиталей являлись И. Г. Лукомский, А. И. Евдокимов, Б. Н. Бынин.

В первые месяцы Великой Отечественной войны, когда фронт растянулся от Черного до Баренцева моря, потребовалась совершенно новая организация стоматологической помощи на всех фронтах войны. В соответствии с одним из основных требований военно-полевой медицинской доктрины специализированная помощь начиналась в армейском районе с хирургичес-

кого полевого подвижного госпиталя . Характер и объем стоматологической помощи в войсковом и армейском районах часто определяли судьбу челюст-

но-лицевого раненого.

 

Для осуществления задач военной медицины необходимо было единое понимание принципов военно-полевой хирургии и терапии. В условиях военного времени требовалась строгая преемственность при лечении ране-

ных и больных на этапах эвакуации, для чего предписывалось ведение совершенно обязательной краткой, но четкой медицинской документации, начинающейся в первом пункте оказания помощи раненому и кончающейся

на последнем этапе, где он завершал свое лечение.

Своевременный вынос раненого с поля боя и спасение его жизни являлись первейшей заботой военно-медицинской службы, которую следовало осуществлять независимо от наличия огня противника. Хирургическая помощь должна была максимально быть приближена к линии огня. Доставку раненых на ближайший медицинский пункт и дальнейшую их эвакуацию

указывали проводить в самые ранние сроки. Требовалась тщательная сортировка раненых на всех этапах эвакуации их по назначению, то есть в тот пункт, где раненый мог получить наилучшую помощь. Признавалась эффективной организация специализированной лечебной помощи уже в полевых подвижных госпиталях армейского района.

Ввиду внезапности нападения фашистской Германии наши войска, как известно, в первый период войны вели подвижную оборону. Естественно, что в связи с этим требовалось перестроить всю военно-медицинскую службу с ориентацией внимания на эвакуацию раненых и госпиталей на восток. Не могла в этот период полностью развернуться и стоматологическая служба. Но как только в 1943 г. произошел поворот в ходе войны, стоматологическая служба заняла свое место и в последующем с честью выполняла возложенные на нее задачи лечения челюстно-лицевых раненых и оказания зубоврачебной помощи воинам.

Главный стоматолог Красной Армии имел в своем непосредственном подчинении штатных фронтовых и нештатных армейских и окружных стоматологов. Фронтовой стоматолог осуществлял свое руководство через стоматологов армий; последние, помимо руководства стоматологами и зубными врачами в лечебных учреждениях войскового и армейского районов, организовывали работу челюстно-лицевой группы отдельной роты медицинского усиления. Фронты и округи имели свои нештатные стоматологические курсы усовершенствования, где беспрерывно готовились и совершенствовались кадры челюстно-лицевых хирургов и ортопедов.

Фронтовой район располагал специальными челюстными госпиталями либо челюстно-лицевыми отделениями госпитальной базы фронта . Здесь оста-

вались челюстно-лицевые раненые со сроком лечения в пределах 2—4 месяцев, где  лечили переломы челюстей, не требующие костной пластики, хронические остеомиелиты, нестойкие контрактуры, а также дефекты мягких тканей лица в тех случаях, когда не требовалось многоэтапных операций. Фронтовой госпиталь также имел челюстно-лицевое отделение для долечивания челюстно-лицевых раненых.

Внутренний тыловой район включал конечные этапы эвакуационного пути. Здесь размещались челюстно-лицевые госпитали, где находились раненые, нуждавшиеся в многомесячном лечении с применением всего арсенала стоматологической помощи [8, с. 15—27]. Челюстно-лицевые раненые по характеру своих травм нуждались в специальном питании и особом уходе. Действовал приказ о введении нормы довольствия таким раненым. Челюстно-лицевые лечебные учреждения снабжались особыми продуктами, например, пищевыми концентратами, из которых на этапах эвакуации можно было быстро приготовить жидкую и питательную пищу. Медицинские сестры отделений проходили по месту работы или во фронтовых челюстных госпиталях ускоренные курсы по изучению методов ухода за ранеными.

Этапное лечение с эвакуацией по назначению основывалось на сортировке раненых и точном определении объема медицинской помощи на каждом этапе эвакуации. Различали сортировку эвакуационную, диагностическую и внутрипунктовую. Однако любая сортировка раненых требовала от производившего ее врача большой квалификации и опыта, так как часто сортировка определяла судьбу раненого — диагноз, очередность и срочность операции, способ эвакуации и т. п. Сортировка челюстно-лицевых раненых производилась часто не специалистом, поэтому понятно, насколько важно было знакомство любого военного врача с основами военно-полевой челюстно-лицевой хирургии и какую роль сыграли стоматологические кафедры, ознакомившие кадры врачей со стоматологией.

Значительная часть челюстно-лицевых ранений принадлежала к категории тяжелых. В особенности это относилось к слепым ранениям, так как по существу речь шла в таких случаях ранениях головы, черепа или шеи.

Внешний вид многих челюстно-лицевых раненых часто заставлял окружающих считать их безнадежными. Практика Великой Отечественной войны знает случаи, когда неопытные санитары или товарищи на поле боя, считая подобного раненого по внешнему виду безнадежным, переключались на помощь другим. Раненые, которым оказывалась стоматологическая помощь, выздоравливали, а многие из них возвращались в строй. Челюстно-лицевая травма, сопровождавшаяся большей частью обезображиванием лица, часто вызывала у раненых чрезвычайно тяжелые переживания —травму психики, что осложняло лечение и удлиняло сроки выздоровления. Своевременно оказанная квалифицированная стоматологическая помощь, хирургическое лечение с применением усовершенствованных методов ранней и поздней пластики, ортопедическое лечение с последующим протезированием часто приводили к полному восстановлению зубочелюстной системы и давали вполне удовлетворительные функциональные и косметические результаты. Зуболечебная помощь оказывалась в госпиталях армейского и фронтового районов, во фронтовых и армейских зубопротезных лабораториях. В тылу стоматологическая помощь оказывалась, в первую очередь, рабочим и служащим оборонной промышленности. На крупных оборонных предприятиях создавались медико-санитарные части , в состав которых входили закрытые стационары, поликлиники или амбулатории, стоматологические кабинеты, стоматологические отделения с зубопротезными лабораториями. Объем медицинской помощи гражданскому населению во время войны существенно сократился из-за разрушения амбулаторий и их закрытия на оккупированных территориях. В связи с оккупацией Харькова и блокадой Ленинграда, где располагались заводы по производству зубоврачебных материалов, значительно ухудшилось снабжение ими медицинских учреждений. За 1941—1942 гг. стоматологическая помощь сократилась вдвое, а за все военные годы здравоохранение лишилось 6 тыс. больниц, 33 тыс. поликлиник, диспансеров и амбулаторий, 976 санаториев и 655 домов отдыха, 1125 санэпидстанций, 60 фабрик и заводов медицинской промышленности .

Несмотря на это, организационная структура стоматологической помощи в армии в Великую Отечественную войну позволила охватить все звенья фронта и тыла всеми видами стоматологической помощи, а реализация системы этапного лечения с эвакуацией по назначению привела к такому размаху помощи челюстно-лицевым раненым, какой история войн не знала.

Важный вклад в лечение челюстно-лицевых раненых внесли работы Федора Михайловича Хитрова, в которых он детально изучил вопрос первичного и вторичного кровотечения при ранениях лица и шеи. Большое внимание он уделял восстановлению не только анатомии, но и функции утраченных тканей. Его интересовало не столько восстановление контуров лица, сколько возвращение утраченной функции поврежденного органа. Им разработаны и внедрены в практику около 20 оригинальных методов восстановления функции дыхания, речи и глотания. До конца своих лет он оставался верен принципу «красиво то, что работает».

Ему принадлежат научные разработки по ринопластике, формированию входа в гортань и глотку, по устранению глоточной и пищеводной стом с помощью кожной трубки, по усовершенствованию способов хирургического лечения больных с врожденной расщелиной верхней губы и неба, по мионевротизации парализованных мышц лица и языка. Умение планировать и реализовать практические идеи в сложных оперативных вмешательствах при различных заболеваниях, повреждениях и дефектах лица и шеи позволили Ф. М. Хитрову вернуть в строй сотни раненых, стать одним из ведущих отечественных и мировых хирургов-пластиков. Одним из выдающихся деятелей являлся профессор, генерал-майор медицинской службы Давид Абрамович Энтин. В годы Великой Отечественной войны он

возглавил стоматологическую помощь в Красной Армии и по праву считался основателем военной стоматологии в стране Всемирное признание получили работы по вопросам местной кожной пластики Александра Александровича Лимберга. Он создал принципиально новую общую теорию планирования местно-пластических операций и ввел ее в методику преподавания, заложил основы отечественной научной школы хирургического лечения резко выраженных зубочелюстных аномалий.

В Военно-морском флоте стоматологическая помощь еще до войны считалась эффективной. Во флотских госпиталях имелись зубоврачебные кабинеты и зубопротезные лаборатории, а на всех кораблях высшего класса — зубоврачебные кабинеты. Флот располагал кадрами специалистов-стоматологов, снабжался специальным имуществом и оборудованием. Среди

личного состава кораблей проводилась плановая систематическая санация полости рта. С 1940 г. при Военно-медицинской морской академии была учреждена кафедра стоматологии под руководством полковника медицинской службы В. М. Уварова. В годы войны кафедра сыграла большую роль в организации стоматологической помощи челюстно-лицевым раненым во флоте. Первичная стоматологическая помощь оказывалась на кораблях, после чего раненые эвакуировались в береговые госпитали, где получали квалифицированную стоматологическую помощь. Лечение челюстно-лицевых раненых в тыловом районе происходило в системе эвакогоспиталей наркомздравов. Организаторами и руководителями стомато-

логической помощи являлись И. Г. Лукомский, А. И. Евдокимов, Б. Н. Бынин и др. Московская и Ленинградская стоматологические клиники под руководством А. Э. Рауэра и А. А. Лимберга целиком включились в практическую работу по оказанию помощи челюстно-лицевым раненым. Установки, разрабатывавшиеся клиниками, помогали деятельности челюстно-лицевых госпиталей. Несколько позднее большую работу в области стоматологии военного времени проводили Пермская, Казанская и Иркутская стоматологические клиники.

Усовершенствованные методы лечения челюстно-лицевых раненых в тылу без промедления использовались на фронтах Героический период со дня освобождения Сталинграда до момента водружения знамени победы в Берлине был временем беспрерывного наступления советских армий. Медицинская помощь, в том числе и стоматологическая, имела все возрастающие достижения. Несмотря на то, что при наступлении оказание медицинской помощи в передовом районе носило весьма подвижный характер, основной показатель удовлетворительной работы — процент возврата в армию раненых — возрастал также среди челюстно-лицевых раненых. 8 октября 1945 г. главный стоматолог Красной Армии на 3-м совещании стоматологической подсекции Ученого медицинского совета при начальнике Главного военно-медицинского управления мог уже доложить предварительные итоги лечения челюстно-лицевых раненых в победоносно законченной Великой Отечественной войне. Основной итог оказался следующим: 98,2 % челюстно-лицевых раненых были излечены, а 85,1 % — возвращены в строй . По количеству возвращенных в строй, среди других групп раненых, раненые в лицо заняли первое место Многие авторы (А. А. Лимберг, И. Г. Лукомский, А. Э. Рауэр, Д. А. Энтин) объясняли достижения стоматологической службы следующими основными моментами: 1) наличием единой военно-полевой доктрины в действии; 2) развитием советской стоматологии, особенно хирургического ее раздела; 3) изучением и правильным использованием опыта боевых операций Красной Армии в 1939—1940 гг; 4) анатомо-физиологическими особенностями челюстно-лицевой области, благоприятствующими заживлению ран лица и противо-

действующими развитию в них инфекции.

Главный стоматолог отметил на указанном выше 3-м совещании ряд отрицательных моментов в стоматологической службе, например: многоэтапность лечения, недостаточность подготовки отдельных специалистов и др. Он пришел к выводу, что достигнутые результаты значительны. Это говорило о том, что основные методы, позволившие получить такие результаты, проверенные на небывало большом числе случаев, необходимо принять как обязательные при оказании помощи челюстно-лицевым раненым и лечении их. Богатый опыт, приобретенный в Великой Отечественной войне, не ограничивался лечением челюстно-лицевых раненых. На основе этого опыта совершенствовались методики зубоврачебной и зубопротезной помощи в мирное время.

В Великой Отечественной войне советская медицина заняла подобающее ей место и сыграла немалую роль. Среди медицинских специальностей стоматология, самая молодая из советских медицинских наук, оказалась весьма значительным звеном.  Кадры стоматологических работников беззаветно трудились на благо Родины, не жалея сил, а подчас и жизни. В Победу советского народа и они вложили свою долю самоотверженного труда. Глубокая любовь к Отчизне явилась источником массового героизма. Благородный труд медицинских работников отмечен многими правительственными наградами. Среди медиков 32 Героя Советского Союза, в том числе 2 зубных врача.

По материалам журнала “Вестник ВолгГМУ”, 2013 год